Первый Славянский

The New York Times (США): по мере обострения торговой войны США и Китай все больше отдаляются — и конца этому не видно.

Ана Свансон (Ana Swanson)

Вашингтон — В воскресенье, 1 сентября, торговая война президента Дональда Трампа с Китаем перешла в новую фазу в связи с вступлением в силу нового пакета тарифов. Этот шаг США радикальным образом меняет правила глобальной торговли и еще больше разобщает две крупнейшие экономики в мире.

Американские тарифы на товары иностранного производства уже находились на самом высоком уровне с 1960-х годов, а в воскресенье, 1 сентября, в силу вступили новые 15-процентные тарифы. Тарифы на продукты питания, одежду, газонокосилки и тысячи других товаров, сделанных в Китае, вступили в силу на фоне подготовки президента Трампа к введению тарифов практически на все товары, которые Китай отправляет в Америку. В результате тарифы на китайский импорт в среднем составят 21,2% — по данным Института международной экономики Петерсона, когда Трамп вступил в должность президента США, этот показатель составлял всего 3,1%.

В ответ на тарифы США Китай повысил пошлины для американских компаний и на их продукцию, одновременно снизив их для других стран. Объемы торговли между этими крупнейшими экономиками мира резко упали, и Китай, который долгое время был главным торговым партнером Америки, за первую половину года опустился на третье место, уступив Мексике и Канаде.

Американские компании, которые не так давно полагали, что эта торговая война постепенно утихнет, теперь вынуждены экстренно уменьшать свою зависимость о Китая — в некоторых случаях даже переносить производство в такие страны, как Вьетнам, — чтобы избежать тарифов, которые в скором времени могут вырасти до 30%.

Когда президент начинал свою торговую войну, он заявлял, что его цель — добиться улучшения условий для американских компаний, работающих в Китае, уменьшить дефицит торгового баланса между этими двумя странами и обеспечить справедливые условия для американских компаний, конкурирующих с китайскими фирмами.

По его словам, такой агрессивный подход поможет заключить историческую торговую сделку, в рамках которой Китай начнет покупать американскую сельскохозяйственную продукцию на миллиарды долларов и перестанет «воровать» технологии у американских компаний.

Однако спустя несколько месяцев переговоры между сторонами зашли в тупик, Китай отказался выполнить требования Америки, а стратегия Трампа приобрела скорее карательный оттенок. Трамп, который уже во время своей предвыборной кампании говорил о том, что США и Китай — это экономические враги и геополитические противники, недавно выступил за быстрое «разъединение» этих двух стран, которые за последние два десятилетия стали зависимыми друг от друга в экономическом смысле.

Примерно неделю назад Трамп назвал лидера Китая Си Цзиньпина «врагом» и пригрозил использовать свои чрезвычайные полномочия, чтобы заставить американские компании покинуть Китай. Трамп повысил действующие и будущие тарифы, а его помощники заявили, что президент жалеет только о том, что не может повысить их еще больше.

Противоречивые цели Трампа — попытка добиться более благоприятных условий для американских компаний, работающих в Китае, и одновременно стремление наказать те компании, которые там работают, — угрожают превратить то, что начиналось как небольшая стычка, в длительный и дорогостоящий конфликт, и пока никто не знает, как США и Китай будут из этого конфликта выходить.

«Тем, кто поддерживал тарифы, видя в них инструмент для того, чтобы усадить китайцев за стол переговоров и заключить с ними крупную сделку, теперь все это кажется бессмысленным, — сказал Скотт Кеннеди (Scott Kennedy), эксперт по Китаю в Центре стратегических и международных исследований. — Это бессмысленные жертвы. Этими бессмысленными жертвами станут те компании, которые лишатся рынка экспорта, и потребители, которые будут вынуждены платить больше при меньшем выборе».

Трамп все еще может изменить курс, если Китай пойдет на уступки — или если американская экономика ослабнет и будет демонстрировать признаки грядущей рецессии, особенно если это случится незадолго до выборов.

Однако пока нет никаких признаков возможного улучшения, только агрессивные заявления. Между США и Китаем сохраняются серьезные разногласия. Предварительное обсуждение, которое прошло в Шанхае в июле, не привело ни к каким прорывам, хотя, вполне возможно, стороны снова встретятся в сентябре.

«Я думаю, это одна из причин, по которым мы не можем заключить сделку, — наша администрация преследует противоречивые цели, — отметила Венди Катлер (Wendy Cutler), вице-президент Asia Society Policy Institute и бывший исполняющий обязанности заместителя торгового представители США. — Я думаю, что именно это не позволяет Китаю понять, к чему все идет».

Трамп продолжает настаивать, что его тарифы наносят ущерб прежде всего Китаю, а вовсе не американским компаниям, которые работают в этой стране. В пятницу, 30 августа, он упомянул, что американские компании покидают Китай в ответ на введение новых тарифов, — с его точки зрения, это такая перемена, которая позволит США занять «невероятно выгодную позицию на переговорах». По словам Трампа, любая компания, жалующаяся на ущерб от новых тарифов, попросту не желает замечать, кто является истинной причиной их проблем.

«Множество компаний, которыми управляют неумелые руководители, пытаются во всем винить тарифы, — сказал он во время пресс-конференции перед тем, как уехал в Кэмп-Дэвид. — Другими словами, ими неумело управляют, или у них выдался неудачный квартал, или им просто не повезло. Дело не в тарифах. Это называется неумелым управлением».

Администрация Трампа продолжает искать способы каким-то образом ограничить способность американских компаний вести бизнес в Китае. Министерство торговли в скором времени готовится ввести новые механизмы экспортного контроля, которые помешают американским компаниям продавать китайским фирмам стратегически значимые технологии, такие как искусственный интеллект и квантовые вычисления. Министерство также включило в черный список несколько китайских компаний, в том числе телекоммуникационного гиганта Huawei, — теперь этим компаниям запрещено покупать стратегически значимые американские технологии.

«Мы никогда не видели, чтобы кто-то делал то, что делает президент Трамп, — сказал Чэд Боун (Chad P. Bown), старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона. — Создается впечатление, что это становится новой нормой».

Как показывают результаты исследования Боуна, эта торговая война входит в фазу стремительной эскалации. Тарифы между США и Китаем находились на более или менее неизменном уровне с октября 2018 до середины 2019 года. Но после провала переговоров между двумя сторонами в мае, президент затеял целую серию повышений тарифов, в результате чего за полгода тарифы на китайские товары вырастут примерно на 12% и в конце концов коснутся подавляющего большинства товаров, которые Китай отправляет в США. В ответ на это Китай повысил тарифы на американские товары общей стоимостью в 75 миллиардов долларов и прекратил закупки американской сельскохозяйственной продукции.

«Некоторое время эта торговая война находилась в фазе затишья, однако теперь ситуация резко меняется», — сказал Боун.

В воскресенье, 1 сентября, Китай ввел 33-процентный тариф на американские соевые бобы — для сравнения соевые бобы из Бразилии и Аргентины облагаются пошлиной всего в 3%. 15 декабря Китай увеличит пошлину на американские автомобили до 42,6%, в то время как пошлина на автомобили из Германии и Японии составляет 12,6%.

Эти новые барьеры быстро меняют облик глобальной экономики. В первой половине 2019 года объем американского импорта из Китая упал на 12%, а экспорт в Китай снизился на 19%. Объемы торговли Китая с другими странами увеличились, скомпенсировав часть потерь от снижения объемов торговли с США.

Некоторые крупные многонациональные компании объявили о том, что они пытаются быстро уменьшить свою зависимость от Китая. Производитель игрушек Hasbro и такие продавцы одежды, как Express и Abercrombie & Fitch, уже заявили о том, что они перенесут производство во Вьетнам, Индию и другие страны. Этот процесс уже начался в связи с ростом зарплат в Китае, однако торговая война сделала этот шаг неизбежным.

«Хотя мы все еще остаемся в этой части мира, нас совершенно недвусмысленно вытеснили из Китая», — сказал Харви Кантер (Harvey S. Kanter), президент Destination XL Group, которая продает одежду для высоких и полных мужчин.

На прошлой неделе компания Express сообщила инвесторам, что она планирует сократить процент своих подразделений в Китае с 20% до примерно 8% уже к середине следующего года. 

Такие решения, которые требуют от компаний существенных инвестиций в новое оборудование, поиск работников и их подготовку, вряд ли будут пересмотрены, даже если в конечном счете Китай и США положат конец торговой войне.

«Мы создали очень серьезные препятствия для того, чтобы вернуться к первоначальному положению вещей, а это значит, что, скорее всего, мы туда уже не вернемся, — сказал Кеннеди. — Я считаю, что сейчас отношения между США и Китаем находятся в состоянии свободного падения».

Каждый новый тариф приводит к тому, что США все больше отклоняются от того курса, которым следовала американская торговая политика в течение нескольких десятилетий. Спустя несколько лет попыток уменьшить тарифы и стимулировать свободную торговлю у США теперь более высокие тарифы, чем во многих развивающихся странах, включая Китай, Россию и Турцию, как сказал Торстен Слок (Torsten Slok), главный экономист Deutsche Bank Securities.

По словам Слока, хотя временами все шло не слишком гладко, средний уровень американских тарифов постепенно снижался на протяжении последних 200 лет.

«Теперь все резко меняется, и тарифы достигли такого уровня, которого мы не видели уже несколько десятилетий», — добавил он.

https://inosmi.ru/economic/20190907/245787793.html